«Я к Вам пишу — чего же боле?»

я к вам пишу

Знаешь… Мне все больше кажется, что я хотела бы жить в каком-то первобытном обществе…. Рожать детей, жарить, коптить, солить, мариновать пойманных тобой мамонтов и молчать…. Оставлять тебе утренние наскальные любовные рисунки, а в остальное время — как говорит сейчас наш сын «набрать в рот тишину».
Какой толк от всех тех табунов моих рогатых слов, сказанных тебе за эти 8 лет? Я столько всего тебе говорила, но о самом главном всегда молчала. Хотела не раз начинать писать тебе письма, а в итоге созрела до этого только сейчас.

Знаешь? да, знаешь! Я уже рассказывала об этом… Так Лев Толстой и Софья Андреевна общались после ссор и непониманий — они писали друг другу письма.

Слова — как самые невоспитанные, не поддающиеся дрессировке, щенки. Они любят, хотят облизать, и выразить свою благодарность, а в итоге — ставят свои чумазые лапы на колени, на спину, прыгают на руки, могут порвать колготки или облизнуть так, что полруки залезет в пасть…

Так и слова… Слова априори не могут быть эквивалентом того, что внутри. Это разная материя, понимаешь? Это как привести к какому-то общему знаменателю все удары сердца. Чтобы в каждую минуту, независимо от того, влюблён ты или разъярен, твоё сердце стучало ровно столько, сколько написано… Не больше и не меньше…

Вообще, мне кажется, что я, ты, наши отношения постепенно приходят к какому-то правильному регрессу. К такому, когда из цветной фотографии снова в черно-белую, из электронных книг снова в бумажные, из mp3 снова в пластинки…

Мне кажется, что столько всего упростилось! Но меня это не пугает! Мне нравится этот «игривый» регресс.

Мне нравится соглашаться в десять вечера есть с тобой яичницу с жареной колбасой… Мне нравится пропустить первый раз за все два года тренировку просто потому, что так хорошо валяться всем вместе в кровати. Ты пришёл ночью, и я даже не слышала этого. А утром так обрадовалась тому, что ты рядом…

Ты знаешь… На этой фотографии я очень похожа на свою маму с её свадебной фотографии. Она была на ней такая красивая и нежная… И я всегда любовалась… Только любовалась так вскользь, тайно. Почему-то эта свадебная фотография не была на видном месте. Она всегда была спрятана под грудами старых ненужных вещей. Она там пряталась? Или тоже была ненужной вещью??
Но мама там была очень красивая… И в детстве мне даже казалось, что счастливая…

Зачем нужны слова? Они же врут! Всегда врут! Понимаешь? Вот говорит мне недавно сын: «Нет Мама, я не люблю тебя, я люблю Папу, и хочу играть с Папой!»
Ну и что? Я же знаю, что для него пока слова — это выражение сиюминутных чувств! Я же знаю, что он любит и тебя, и меня, но просто именно сейчас для него важнее именно Ты!
И я отвечаю сыну: «А я тебя люблю! Я твоя мама и я тебя люблю! И сейчас с тобой именно я, а не Папа! И ты можешь не любить меня прямо сейчас! Это неважно! Важно то, что я тебя люблю!»

А когда мы говорим с тобой друг друг гадости — ведь мы тоже невзаправду?! Мы от злости! Но почему-то не можем ответить друг другу так, как я отвечаю сыну.
Наши слова-невоспитанные щенки уже давно выросли, и теперь от их любви ещё больнее…

Поэтому хочу просто молчать, и впадать в тихий, счастливый регресс. Ты знаешь, он уже во всем…
Помнишь, как ты хотел иметь какую-нибудь руководительскую должность? Помнишь? Чтоб с записью в трудовой книжке, чтоб ходить и раздуваться от гордости за свою «надбавку» к фамилии и имени. Ну и что теперь? Что осталось? Осталось то, что и должно было остаться — Фамилия и Имя. А ещё объявление на авито с пометкой «электромонтаж».
Но почему-то именно сейчас, именно в этом как бы простецком статусе ты стал настоящим мужиком.
Ты знаешь, наверное, для меня показатель любого развития — это возможность регресса без потери основного ориентира. Это когда не боишься уйти назад, чтобы найти дорогу вперёд.

А вот моя мама боялась регресса, наверное, поэтому и не была счастлива, и прятала свадебную фотографию. Она боялась папиной жареной колбасы, и ненавидела, когда он что-то жарил на своём любимом деревенском гусином жире… Она никогда этого не ела, и нарочито подчеркивала, что она любит только сливочное масло! И жарить на жиру — это, пффф, прошлый век, но тебе-то деревенскому, этого не понять…

Оставить комментарий