Про СТО ГРАММ заботы…

sAFZB6LKfkM

Я все продолжаю и продолжаю ходить к своему любимому психологу, продолжаю «копаться в себе» и открывать новые знания — о себе же любимой — в тех местах, где кажется, что уже знаешь любую щербинку на потертом бампере своей девичьей души.

Недавнее открытие было таким нужным и таким важным… Я ждала его очень давно. Это было что-то такое, когда вот-вот крутится на языке, но никак не может вербализоваться.

Это было глубоко, но уже не так больно. Все «открытия» о себе больше не воспринимаются как трагедия.

Ты знаешь, что боли было слишком много. И она будет жить. Ее нельзя утопить, сжечь, послать на хуй, и сказать, чтоб больше не возвращалась. Нельзя вдруг вмиг стать беленьким новеньким медвежонком из моего любимого полиэстера. Если ты старый потрёпанный мишка с заплатками в самых «рвущихся»(читай — ранимых) местах, то так тебе и ходить с ними. И психотерапия помогает всего лишь вновь и вновь обнаружить заплатки, и подштопать их. Но там всегда будет болеть, там всегда будет тонко…

Очередной скандал с Саней. Начало «НЕсезона». Мы ругаемся, ругаемся очень сильно, и в очередной раз говорим о разводе. Но если обычно Саня как-то не поддерживает этого, то тут он очень жёстко и четко говорит о том, что «давай, давай пойдём, завтра же!»

Скандал продолжается. Продолжается до той степени, что мы серьезно говорим сыну о том, что мы решили разводиться, тра-та-та-та, больше не хотим жить вместе, выбирай с кем ты хочешь жить. Сначала сын говорит очень грустную фразу: «Но это же вы ругаетесь, я то тут причём, я с вами хочу жить!»(подтверждает теорию о том, что дети воспринимают развод как наказание)

Потом он все-таки говорит о том, что хочет жить с папой, потом Саня присматривает им с сыном коттеджик, чтоб снимать.

В общем в тот вечер для меня было все по-настоящему. Я ревела, воспринимала все происходящее как настоящий крах нашей семьи, и все пыталась представить, как же я буду жить одна….

Вот именно на этом я остановлюсь потом подробнее.

Сын нас померил. Да и Саня сделал большой шаг вперёд, и тьфу-тьфу, мы вместе.

Но в тот вечер мне было очень грустно, мне было так тоскливо, что этого не описать.

С разбором этой ситуации я пошла на очередной сеанс психотерапии, в ходе которой поняла причину этой невыносимой тоски.

Почему же было так грустно? Почему было так невыносимо от той мысли, что я теперь буду жить одна?

«Что? Что ты делаешь, когда живешь в семье?»

«Я, в первую очередь, забочусь о других»

«Ну а если ты будешь жить одна, что ты будешь делать?»

«Я буду есть, спать и работать»

«И ты не будешь заботиться о себе?»

«Нет, я не буду заботиться о себе. Если я ни о ком не забочусь, то я не нужна сама себе. Меня тогда можно выкинуть на помойку…»

Вот, вот она главная, такая глубокая, такая грустная причина той моей тоски: я не нужна сама себе. Я забочусь о себе только в том случае, если я нужна другим. Если я забочусь о других, то тогда уж ладно — буду поддерживать свою жизнедеятельность на должном уровне.

А вот если даже представить, что я одна, и у меня нет никого, то это провал…

Я НЕ НУЖНА СЕБЕ!

Периодически теперь это всплывает во мне, и вызывает ком в горле. Это страшно, но это правда. У меня нет и никогда не было ценности своей жизни.

Заботиться о других — вот мой удел.

Эта новая правда как-то ещё больше приблизила меня ко всем нашим мамам и бабушкам, которые живут только вот в этом заводе «Забота». Которые позволяют себе жить только потому, что варят вкусные борщи, вяжут носки, закрывают вкусные «соленья» на зиму.

Я приблизилась к тем, кто хочет дарить заботу всем и всегда. Я теперь скупаю цветы. Я теперь умножаю заботу. Если я подарю сегодня 10 кг заботы, то значит и мой процент будет больше, значит я смогу позволить себе целых сто грамм!

Я так давно чувствовала, что кроется что-то большее во всем этом быте, материнстве, супружничестве. Я давно чувствовала, что есть что-то витальное для меня во всем этом. Что в буквальном смысле приготовленные котлеты дают мне жизнь.

Вот эти сто грамм заботы, возвращённые себе в конце дня дают силы на будущее, дают веру в завтрашний день, дают нитки, чтобы снова и снова штопать свои душевные заплатки…

Оставить комментарий