«ДО И ПОСЛЕ»

IMG_0033

До и после… психотерапии

Я просто не могу не сравнивать свои ощущения тогда и сейчас. Я родила сына в 25 лет, находясь в полном незнании себя, с огромными психологическими проблемами, тянущимися с детства.

Я родила дочь в 30 лет, и у меня за плечами почти 3 года личной терапии, а также участие в различных психотерапевтических группах.

Прошел месяц после вторых родов, и я уже много чего могу сравнить! Меня всегда смешит, когда родители «восклицают» о разности своих детей, о генах и т.д., и т.п. Это все, безусловно, имеет место быть. Но самое важное — это РАЗНОСТЬ мамы тогда и сейчас.

Я напишу вам о том, что я «проработала», и как это отразилось на моем материнстве сейчас.

Первое — реакция на детский плач, на детскую беспомощность.

Во время беременности я продолжала ходить к психологу(до 5-6 месяцев), и периодически мы откапывали такие глубины, что я отходила от них очень долго.

Одна из таких глубин — это опять про отца. Моя самая больная тема (для всех новеньких — мой папа болел алкоголизмом, и я видела все стадии его «угасания»: от здорового красивого мужика до умирающей желтой беспомощной трясущейся тени).

В очередную сессию с моей психологиней мы затронули мои детские реакции на беспомощность отца, когда он просто лежал, ходил под себя и другие печальные ужасы. Она спрашивала меня: «Как? Как ты на все это реагировала? Ты помогала ему? Ты мыла его? Что ты делала?»

Я начала вспоминать, я начала чувствовать то, что было со мной тогда. НЕТ, я не помогала, я не мыла, я не жалела. Я просто пребывала в перманентном ужасе и растерянности, я не знала, что делать. Вот просто — не знала. Я не принимала эту беспомощность. Я металась из угла в угол, и все. Был какой-то хаос и ужас.

Я поделилась всеми своими воспоминаниями со своим психологом, и она предложила вспомнить мои реакции на беспомощного Льва в его первые месяцы жизни. И блин, тут произошло озарение — это был такой же ужас! Мне было очень тяжело выносить Львиный крик и его «беспомощное» существование, что он сам с собой ничего не может сделать, не может сам себе помочь, это должна сделать я.

А я не могу этого сделать, как не могла тогда с отцом.

Ой, девоньки, как же меня «крыло» в первые месяцы Льва. От его крика мне хотелось лезть в петлю, мне хотелось убежать из дома, оставить его одного. И как же мне хорошо теперь!

В ту нашу психологическую сессию мне дали домашнее задание: попробовать прожить все ситуации с беспомощным отцом заново, но только помогая ему, жалея его. Это задание было очень сложным. Я ж была беременная, и моя чувствительность и так зашкаливала. Но я смогла — ревела очень долго, но все-таки смогла: я его помыла, переложила с пола на диван, и пожалела….

И мне стало сразу очень хорошо, светло и спокойно.

Сейчас я полностью переработала все эти прожитые опыты, и очень спокойно реагирую на дочины крики. Исключение: когда она орет, не переставая, более 1,5 часов😂Знаете, если бы я была «обычной среднестатистической гражданкой», то я бы, учитывая свое приятное спокойствие в этот раз, всем бы «заливала» про то, какая доча молодец, спокойненькая, мало кричит и т.д. Но она не мало кричит! Она орет побольше Львиного. Но я воспринимаю эти крики как данность, а «обслуживание» ее беспомощности воспринимаю как дар свыше.

Второе — ношение на ручках.

Я человек, границы которого нарушали с детства. И что я имела в свои 25 лет — это агрессивное оборонение всех своих границ даже от пролетающих мимо бабочек😆Конечно, всё это мной тогда не осознавалось, а вышло на поверхность только года 2 назад.

Сейчас я пытаюсь анализировать свою первую беременность и многоводие именно с психологической стороны. Я все больше допускаю тот факт, что мой организм не хотел вплотную ни с кем соприкасаться, поэтому сделал домик сыну почти отдельно. Правда, с сыном я вообще никогда не ощущала, что он мне где-то куда-то давил. Было ощущение, что ко мне пристегнут аквариум, и сын там. Но не было ощущения, что аквариум во мне.

С дочерью все было совсем иначе: я прочувствовала все прелести ее давления на мои органы. Она была во мне, я это осознавала, но мой организм больше этого не боялся. Я научилась НЕ «оборонять» свои границы от бабочек, а просто «подбирать» их, и держать так близко к себе, что даже муравей лапу не поставит😂

Ага, мы про границы. Из-за своих проблем с границами я очень боялась слияния(тоже бессознательно, тоже открылось в процессе терапии). И именно из-за этого страха слияния у меня так хорошо «зашли» в первый раз советы из книги «Французские дети не плюются едой». Она меня прям так вдохновила. Сейчас я уже понимаю, что книга достаточно посредственная, и чем я там вдохновилась — не понятно. Просто я там увидела то, что поддерживало мое внутреннее бессознательное желание — оборонять свои границы даже от сына, не сливаться с ним.

Как следствие этого — в первые месяцы я не особо получала удовольствие от ношения сына на руках. Предпочитала, чтобы он проорался во время колик в своей кроватке(мы же, мать их французскую за ногу, приучаем спать его всю ночь по книге). Но Лев, надо отдать должное, и правда спал всю ночь не вставая с первого месяца. Но зато я уже представляю, что он расскажет в свои 25 лет психологу о холодной матери с бетонными границами😂😂😂

Нет, конечно, я была также чувствительна на все потребности сына, и на руках его таскала, и песни пела, но это всё было НЕ ТАК.

ТАК — это сейчас. С Львом я как бы была «механически» хорошей матерью, НЕ интуитивной! А сейчас, научившись слушать себя, я интуитивно слышу дочь!

Что все женщины априори чувствуют своих детей — брехня! Мы себя то не слышим, поэтому до детей мы доживаем «глухими». Мы часто слышим не своего рождённого ребёнка, а внутреннего!

ТАК — это сейчас! Сейчас, когда я не боюсь слиться.

Кстати, интересный психоаналитический парадокс: первые роды закончились экстренным кесаревом — сын никак не хотел выходить, сейчас же — идеально шедшие физиологические роды как по книжке. Дочь естественным путем рассталась с моим организмом. Это вам так — удочка на поразмышлять. Интерпретировать ничего не буду.

Итак, я не боюсь слияния. В процессе терапии я поняла, что слияние — это не страшно. Раньше был бессознательный страх, что в момент слияния можно потерять себя, умереть.

Сейчас я с огромным удовольствием сливаюсь с дочкой, когда это надо. Я ношу ее на руках, когда у нее болит животик, и она орет, а это бывает очень часто. Бывает, она спит у меня на руках, и при этом я получаю огромное удовольствие!

Но при этом я остаюсь при своих старых убеждениях, что были со времен Льва: НЕТ совместному сну, НЕТ слингам, НЕТ постоянному висению на груди на любой писк: грудь — еда!

Ну и вот: в итоге я опять получаю огромнейшее удовольствие сейчас, даже в этот самый сумасшедший первый месяц! И это удовольствие почти полностью перекрывает всю усталость от недосыпа и т.д.

И я не в «белом пальто», я просто в психотерапевтической тусовке😉

Много ещё инсайтов и открытий пришло ко мне за этот месяц, но они больше касаются меня, и моих отношений с окружающим миром: временем, бытом, мужем и т.д. Я все старательно «беру на карандаш», и обещаю всем делиться. А пока — спешу заканчивать свою первую полноценную статью, написанную мной в новом статусе😍

Спасибо всем читающим! Оставайтесь со мной😘

P.S.а вообще, самый главный итог психотерапии(которая еще будет продолжаться и продолжаться) — это появление моей дочери! Сам факт беременности девочкой. Немного об этом писала тут МОЯ ДЕВОЧКА

 

Еще на тему моего первого материнства ищи здесь

Я — МАМА

Я — МАМА. Часть 2

Новый декрет. Анонс.

Про СТО ГРАММ заботы…

Комментарии (4)

  1. Подскажите, когда вы начали заниматься психологий? После первых  Родов или до? У меня тоже сын Лев, и когда я его родила, я лежала и думала что за жесть сейчас со мной произошла (Рожала 26 часов), я не плакала от радости как показывают везде… И радости материнства ко мне только сейчас постепенно приходят(малышу 8 месяцев), первые пол года он плохо.спал и постоянно плакал, я думала я с ума сойдуЗато сейчас я хочу второго ребёнка, дочку

    1. Ходить на психотерапию я начала после первых родов. И именно в первом декрете я начала работать по специальности(психолог) и дальше развиваться в этой профессии. Очень поддерживаю ваше желание дочи. Я с дочей сейчас в полном кайфе. Первый и второй декрет — небо и земля. Но для меня очевидны заслуги психотерапии в этом

    1. Если это «ситуационные использования», то — «да», «почему бы и нет». А если это «слингофилософия», то нет, нет, нет. Постоянное ношение ребенка в слинге, на мой взгляд, нарушает адекватное формирование его психологических границ и в дальнейшем провоцирует возможные проблемы с сепарацией от матери.
      Мы живем в социуме, и на мой взгляд, очень важно «выращивать» ребенка как социального гражданина. Когда «слингофилософы» говорят о том, что наши предки носили ТАК своих детей, и поэтому слинги завещаны нам самой природой, меня это смешит, так как если бы мы продолжали жить племенами и кушать мясо мамонта, то да — какая на фиг разница, что там у ребенка с личными границами. А вот когда мы живем в цивилизованном обществе, то ребенку было бы очень неплохо начинать осознавать себя отдельной личностью еще на первом году жизни.
      Особенно я против, когда в слинге у ребенка — еще постоянный доступ к груди, и он там практически вообще на «автономке». Вот это совсем — бэд! Очень важно начинать использовать «социальные» способы общения с ребенком уже в первый месяц его жизни. То есть на любой его писк не сразу же сувать грудь, а пытаться голосом, взглядом дать ему понять, что вы его слышите, видите и знаете о его потребности. Я именно так делаю сейчас со своей дочерью. Когда она начинает орать, я смотрю на нее, и говорю о том, что я ее вижу, и знаю, что она хочет есть. Если она орет от коликов, то я говорю, что слышу ее газики, чувствую, как ей больно, но не знаю, как помочь.
      В общем, к теме слингов у меня в голове сразу же рождается народная поговорка: «лицом к лицу — лица не увидать»!

Оставить комментарий